Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
16:10, 21 мая 2020

Фамильное наследие героев. Два переулка и улица в районе получили имя Николая Ватутина

Фамильное наследие героев. Два переулка и улица в районе получили имя Николая ВатутинаФото: podvignaroda.ru
  • Статья

Генерал дважды устраивал гитлеровцам сокрушительные «Канны».

Жители Белгородчины по праву гордятся своим земляком, оказавшим решающее влияние на ход ключевых сражений Великой Отечественной войны, таких, как битва за Ленинград, битва под Москвой, Сталинградская битва, Курская битва, битва за Днепр, битва за Киев, сражение на Правобережной Украине. Несмотря на все свои заслуги и выдающиеся достижения в военной стратегии и тактике, генерал армии Николай Фёдорович Ватутин был очень простым и доступным в общении человеком…

6 мая 1965 года на пересечении проспекта Ватутина и улицы Королёва города Белгорода был установлен бюст. Автор изобразил Николая Фёдоровича в солдатской гимнастёрке с орденом на груди – таким его воспринимали сослуживцы. Проспект Ватутина – один из важнейших транспортных путей города, связывающих район Харьковской горы с центром. Здесь расположены культурные и торговые центры, исторические памятники. Именно с проспекта Ватутина открывается панорама Белгорода – города первого салюта, города воинской славы. На родине Героя в его родовом поместье открыт целый мемориальный комплекс «Дом-музей», где представлены личные вещи семьи Ватутиных, форменная одежда прославленного земляка, награды, документы, фотографии и книги из его личной библиотеки.

В нашем районе именем Ватунина названы улица и переулок в посёлке Волоконовка. Увековечили его память и в Пятницком.

В Киеве, над привольным Днепром, возвышается памятник генералу армии Николаю Фёдоровичу Ватутину. Полководец, словно наблюдает с днепровских круч за ходом сражения. Отсюда хорошо видны пути-дороги, по которым талантливый военачальник вёл советские войска в победное наступление.

«Мне он навсегда запомнился таким, каким был в жизни: простым, скромным, трудолюбивым и самоотверженным человеком, который мало о себе заботился и себя не жалел. В народе говорят, что глаза – зеркало души человеческой. У этого коренастого, плечистого генерала было простое, истинно русское лицо и живые, ясные глаза. Они всегда приветливо смотрели на друзей, с участливым вниманием и сочувствием – на пришедших за помощью, строго и взыскательно, а подчас сурово – на людей нерадивых, с великой ненавистью и беспощадностью – на врагов нашей Родины. Николай Фёдорович был серьёзен, задумчив и молчалив, по‑военному точен и скуп на слова. Он предпочитал им реальные дела. Я близко знал его недолго, всего шесть-семь месяцев. Но то время было трудное и напряжённое, насыщенное большими боевыми событиями. А ведь ничто так не сближает людей, как пережитые вместе трудности и боевые испытания» – пишет в своей книге член Военного совета Первого Украинского фронта Константин Крайнюков.

Родился Николай Фёдорович 16 декабря 1901 года в селе Чепухино бывшей Воронежской губернии, в семье крестьянина. У Фёдора Григорьевича и Веры Ефимовны Ватутиных, кроме Николая, было ещё четыре сына и четыре дочери. Эта большая семья долгое время входила составной частью в ещё большее семейство деда Григория, насчитывавшее в общей сложности около 30 душ. О своём деде, отслужившем в старой русской армии 18 солдатских лет, так же, как и об отце, Николай Фёдорович всегда говорил с большим уважением и душевной теплотой.

После успешного окончания начальной сельской школы, ему была уготована судьба многих его сверстников – идти в подпаски, впрягаться в сельскохозяйственную работу. Однако сельский учитель принялся с жаром уговаривать деда Григория и родителей будущего полководца не препятствовать дальнейшему образованию способного ученика. Главным препятствием были, конечно, не родители, а семейная нужда. Энергичный учитель с невероятным трудом добился от земства небольшой стипендии и пристроил Николая Ватутина в коммерческое училище в городе Уразово.

Быстро пролетели четыре учебных года, после чего выплату стипендии прекратили. Николай вынужден был прервать ученье и вернуться в родное село.

Все мечтали, хоть о крошечке хлеба…

Великий Октябрь, ознаменовавший коренной поворот в жизни народов России, преобразил и жизнь Ватутиных. Как и миллионы тружеников, они получили землю, свободу, стали хозяевами своей судьбы. Однако начавшаяся Гражданская война принесла с собой суровые испытания. Николаю Ватутину ещё и 19 не исполнилось, когда он вступил в ряды Красной Армии. В сентябре 1920 года принял боевое крещение, участвуя в боях с махновцами, и показав себя смелым, находчивым бойцом…

«Мне, уроженцу Нижнего Поволжья, хорошо известно, какое огромное бедствие принесла народу жестокая засуха 1921 года. Люди ели мякину, лебеду, жёлуди, перемалывали кору с деревьев и снимали прелую солому с крыш. Многие умирали от голода, истощения, тифа, холеры и других эпидемических болезней. Засуха, особенно сильно свирепствовавшая тогда в Поволжье, не обошла стороной и Воронежскую губернию, село Чепухино и семью Ватутиных. Об этом бедствии я узнал от самого Николая Фёдоровича. Однажды мы с ним отправились в войска, решив проверить организацию питания бойцов. И вот возле одной из походных кухонь генерал Ватутин обратил внимание на разбросанные хлебные корки и объедки. Он сразу нахмурился, посуровел и приказал собрать личный состав. Затем командующий фронтом, генерал армии, сам в детстве познавший нелёгкий крестьянский труд и нужду, напомнил бойцам о тех огромных усилиях, которые приходится прилагать, чтобы вырастить золотой колос.

«Колхозный труженик не даст пропасть ни одной хлебной крошке. Он всё как есть подберет. А некоторые молодые солдаты ещё не научились ценить и беречь хлеб – золото наше народное», – говорил Николай Фёдорович.

Он напомнил присутствующим о том, что в разорённых фашистами колхозах женщины и дети, заменившие ушедших на фронт мужчин, пахали на коровах, а подчас и сами впрягались в плуги, чтобы добыть драгоценный хлеб и накормить им, прежде всего, воинов на фронте. Напомнил о том, что в тылу страны жестко нормирована выдача продуктов, и сказал о том, что ленинградцы в дни блокады получали всего лишь четвертинку хлеба. А потом вспомнил и о том, как в далёком 1921 году он вместе с товарищами по службе отчислял из своего курсантского пайка в фонд помощи голодающим.

«Хорошо памятен мне 21–1 год. Умерли тогда от голода мой младший брат Егор, мой отец и мой дед. И все они мечтали, хоть о крошечке хлеба…», – глухо произнёс генерал армии Николай Ватутин. 

Слова командующего произвели необычайное впечатление на бойцов. Думается, каждый запомнил их на всю жизнь. А для присутствовавших командиров, политработников, наших агитаторов и пропагандистов это был наглядный пример воспитания воинов в духе бережного, рачительного отношения к народному достоянию.

С пулей встань, с винтовкой ложись

Осенью 1920 года командование направило Николая Фёдоровича Ватутина в Полтавскую пехотную школу. Курсанты напряжённо учились и постоянно были начеку. С пулей встань, с винтовкой ложись – в такой вот обстановке учились будущие красные командиры, всегда имея при себе винтовку, патроны и гранаты.

Без малого за четверть века Ватутин прошёл по всем ступеням воинской службы от рядового бойца до командующего фронтом. Он последовательно командовал взводом, ротой, воспитывал младших командиров в учебном подразделении, являлся помощником начальника отдела штаба дивизии, затем работал в штабе Северо-Кавказского военного округа и, как опытный и способный офицер, был назначен начальником штаба горнострелковой дивизии.

Николай Фёдорович окончил Киевскую высшую объединенную военную школу, затем курсы усовершенствования, ему предоставили возможность учиться в Военной академии им. Фрунзе и, наконец, в Академии Генерального штаба. Обогащенный академическими знаниями и многолетним опытом строевой и штабной работы в войсках, Николай Фёдорович вступил в должность заместителя, а в конце 1938 года и начальника штаба Киевского особого военного округа. Способный, растущий военачальник возглавил сначала Оперативное управление, а в 1940 году был выдвинут на должность первого заместителя начальника Генерального штаба РККА.

В последние предвоенные месяцы напряжение нарастало с каждым днём. В приграничных военных округах развернулись огромные по своим масштабам работы по созданию сети аэродромов, возведению оборонительных сооружений и тому подобное. Весной 1941 года в армию было призвано из запаса около 800 тыс. военнообученных на учебные сборы, из внутренних округов в приграничные началось выдвижение нескольких армий. Из мемуаров Георгия Жукова сейчас широко известно о том, чем был занят генерал-лейтенант Ватунин в самый канун нападения вооружённых гитлеровских полчищ на нашу землю:

«Вечером 21 июня мне позвонил начальник штаба Киевского военного округа генерал-лейтенант Максим Алексеевич Пуркаев и доложил, что к пограничникам явился перебежчик – немецкий фельдфебель, утверждающий, что немецкие войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнётся утром 22 июня. Я тотчас доложил Сталину. Иосиф Виссарионович сказал: «Приезжайте с наркомом в Кремль». Захватив с собой проект директивы войскам, вместе с наркомом и генерал-лейтенантом Николаем Фёдоровичем Ватутиным мы поехали в Кремль. По дороге договорились во что бы то ни стало добиться решения о приведении войск в боевую готовность. Сталин встретил нас один. Он был явно озабочен.

А не подбросили ли немецкие генералы этого перебежчика, чтобы спровоцировать конфликт»? – спросил он.

Нет. Считаем, что перебежчик говорит правду», – ответил Семён Константинович Тимошенко.

Тем временем в кабинет Сталина вошли члены Политбюро. Я прочитал проект директивы. Иосиф Виссарионович заметил:

«Такую директиву сейчас давать преждевременно, может быть, вопрос ещё уладится мирным путём. Надо дать короткую директиву, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей…»

Не теряя времени, мы с Николаем Фёдоровичем вышли в другую комнату и быстро составили проект директивы наркома. С этой директивой, предлагавшей привести в боевую готовность войсковые части и противовоздушную оборону страны, генерал Ватутин немедленно выехал в Генштаб. Передача её в военные округа была закончена в 00:30 22 июня 1941 года».

Простившись с женой, поцеловав сына и дочурку…

А в ночь на 30 июня 1941 года – через неделю после начала Отечественной войны, – простившись с женой Татьяной Романовной, поцеловав сына Виктора и младшенькую дочурку Леночку, Николай Фёдорович Ватутин выехал с группой генералов на фронт. В годы суровых военных испытаний наиболее полно и ярко раскрылся полководческий талант генерала.

«В академии мне приходилось сдавать немало серьёзных экзаменов, но самый главный и трудный приходится держать на полях войны», – говорил Николай Фёдорович.

И этот суровый экзамен он выдержал с честью, заслужив высокие награды Родины – ордена Ленина, Красного Знамени, Суворова и Кутузова 1-й степени, почётное звание Героя Советского Союза, всенародную любовь. В годы Великой Отечественной войны генерал Николай Ватутин занимал ответственные посты начальника штаба Северо-Западного фронта, командующего войсками Воронежского, Юго-Западного и Первого Украинского фронтов.

В очень трудной обстановке пришлось ему руководить боевыми действиями наших войск в 1941 году, когда он прибыл в Псков, где находился штаб Северо-Западного фронта. Он провёл огромную работу, налаживая твёрдое и устойчивое управление войсками. С перемещением штаба фронта в Новгород, принял активное участие в его обороне, непосредственно возглавив действовавшую здесь оперативную группу наших войск. Точно так же Николаю Фёдоровичу выпало на долю в качестве представителя Ставки выехать на Брянский фронт в начале июля 1942 года, когда немецко-фашистские войска начали своё летнее наступление к Дону и Волге. А вскоре он был назначен командующим вновь сформированного Воронежского фронта и сделал немало, чтобы остановить врага и организовать прочную оборону на этом участке фронта. В октябре того же года Ставка поручила ему новый ответственный пост – руководство Юго-Западным фронтом.

Испокон веков в военных академиях всех стран изучают как классический пример окружения и разгрома противника сражение при Каннах, имевшее место в 216 году до нашей эры. Но «Канны» повторить не удавалось ни Наполеону, ни другим видным полководцам прошлого. А крестьянский сын, молодой советский генерал Николай Ватутин совместно с другими военачальниками дважды устраивал гитлеровцам сокрушительные «Канны». Один раз это случилось под Сталинградом, где советские войска окружили 330-тысячную немецко-фашистскую армию, а другой раз – под Корсунь-Шевченковским, где войска Второго и Первого Украинских фронтов взяли в кольцо крупную группировку врага, насчитывавшую десять дивизий и одну бригаду противника, а также отдельные вспомогательные части. Трудно перечислить все операции, в которых участвовал и которыми руководил молодой и талантливый генерал Николай Фёдорович Ватутин – человек необычайно скромный, меньше всего мечтавший о легендарной славе, честно и самоотверженно выполнявший свой воинский долг.

В конце февраля 1944 года украинские националисты, возглавляемые Бандерой и Мельником, совершили покушение на Ватутина. Он был тяжело ранен. Скончался 15 апреля 1944 года. В час его погребения, когда войска склонили боевые знамена перед гробом выдающегося военачальника, радио донесло до украинской столицы раскаты прощального траурного салюта Москвы, отдавшей от имени Родины последнюю воинскую почесть полководцу и Герою.


При подготовке материала использованы тексты книги Константина Крайнюкова «Генерал Армии Николай Ватутин».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×