Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
13:45, 23 октября 2020
 170

Читатель «Красного Октября» поведал землякам тайны семейного предания

Читатель «Красного Октября» поведал землякам тайны семейного преданияФото: pixabay.com
  • Статья

Анатолий Шестаков – о судьбе героического предка Ивана Прокофьевича Белюченко.

Как известно, в годы Великой Отечественной войны в числе погибших, пропавших без вести, умерших от ран и узников фашистских лагерей есть уроженцы хутора Шрамков Староивановского сельского совета Волоконовского района, среди которых встречается много однофамильцев, в том числе Белюченко. Сегодня я хочу рассказать об Иване Прокофьевиче Белюченко, 1924 года рождения, который приходится родным братом моей покойной мамы Марии Прокофьевны Шестаковой (Белюченко).

По семейному преданию, мамин брат погиб под городом Гродно от осколка немецкой миномётной мины и был похоронен однополчанами в далёкой белорусской земле. И хотя отсутствовали такие важнейшие сведения, как дата гибели и место первичного захоронения, тем не менее, этот пробел был восполнен мною с помощью Обобщённого компьютерного банка данных «Мемориал», где имелась информация о гибели Ивана Прокофьевича.

Благодаря появлению такого сервиса, миллионы граждан имеют уникальную возможность установить судьбу или найти информацию о своих погибших или пропавших без вести родных и близких, определить их место захоронения. Он содержит десятки миллионов цифровых копий документов о безвозвратных потерях и именных записей о потерях Красной Армии в Великой Отечественной войне, включая имена миллиона советских военнослужащих, ставших узниками фашистских лагерей. Однако я не знал тогда, что через семь лет после выхода статьи «Сестра солдата с хутора Шрамков», у меня появятся новые сведения о солдатской судьбе Ивана Прокофьевича, которые помогут мне ответить на вопрос, почему мамин брат считался пропавшим без вести на своей малой родине. Собственно, о тайне 72-летней давности и пойдёт сегодня речь.

В 2007–2012 годах в ОБД «Мемориал» уже существовала информация о месте захоронении Ивана Прокофьевича Белюченко в Республике Беларусь, включая дату его гибели – 14 июля 1944 года. Похоронен он в братской могиле, созданной в 1946 году в центре деревни Вертелишки Вертелишского сельского совета Гродненского района.

В учётной карточке воинского захоронения (1991 год), опубликованной в банке данных, указано, что в братской могиле захоронены 110 военнослужащих, все имена их известны. Все они погибли 14–21 июля 1944 года в населённых пунктах Вертелишковского сельского совета – Баженицы, Бояры, Головничи, Козловичи, Линевичи, Разалино, Ридели, Тобольская будка и другие, откуда были перезахоронены в 1946 году в братскую могилу в деревне Вертелишки. Например, по списку воинского захоронения наибольшее число военнослужащих Красной Армии было перезахоронено из Козловичей – 41. Что касается населённых пунктов, откуда были перезахоронены 29 военнослужащих, в том числе Иван Прокофьевич Белюченко, то в общем списке воинского захоронения они отсутствуют. Предполагалось, что все они погибли в деревне Вертелишки или на её окраинах и были перезахоронены в одно время с остальными. В общем списке воинского захоронения, составленного в алфавитном порядке, порядковый номер сержанта Ивана Прокофьевича – 12, год рождения – 1921, дата гибели – 14 июля 1944 года, место захоронения – деревня Вертелишки, откуда перезахоронен – не указано.

В начале 80-х годов XX века, когда на братской могиле в Вертелишках воздвигнут мемориальный комплекс «Скорбящая мать» и плиты с фамилиями захороненных, на одной из плит будет стоять надпись – сержант Иван Прокофьевич Белюченко (1921–1944). Малая родина – хутор Шрамков. Также имелась сводная информация из документов, уточняющих потери, основанная на донесении Волоконовского районного военного комиссариата (далее – РВК) в адрес управления по учёту погибших и пропавших без вести рядового и сержантского состава (Москва). К нему прилагался именной список безвозвратных потерь по Волоконовскому РВК Курской области на 44-х листах. Именной список составлен на военнослужащих рядового и сержантского состава Репьёвского, Волчье-Александровского и Староивановского сельских советов по форме 2 БП образца 1944 года.

Всего в Именном списке числилось 565 человек, в том числе по Староивановскому сельскому совету – 198, из них уроженцев хутора Шрамков – 24 человека. Порядковые номера уроженцев хутора Шрамков – 440–463, в том числе однофамильцев Белюченко – 445–446, 450, 453, 456, 459. Порядковый номер Ивана Прокофьевича Белюченко – 456. Время и причина убытия – пропал без вести в ноябре 1943 года. Год рождения – 1923. Ближайшие родственники – сестра Мария Прокофьевна Белюченко.

В 1965 году в центре села Староивановка был воздвигнут обелиск воинам-землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны (1941–1945). В начале 90-х годов прошлого века сведения из Именного списка безвозвратных потерь по Волоконовскому РВК за 1947 год, касающиеся маминого брата, были включены во второй том Книги Памяти Белгородской области – Белюченко Иван Прокофьевич, 1924 года рождения, Староивановский сельский совет, хутор Шрамков, ряд., 11.1943 год 

Как известно, в годы Великой Отечественной войны Волоконовский район находился под оккупацией и был освобождён от немецко-фашистских захватчиков 23 января 1943 года войсками Воронежского фронта в ходе Острогожско-Россошанской наступательной операции. Несомненно, одним из первых в освобождённом районе начал работать Волоконовский РВК, пополняя призывниками ряды рабоче-крестьянской Красной Армии (далее– РККА), одновременно проводя персональный учёт безвозвратных потерь военнослужащих, семьи которых проживали на территории Волоконовского района. Как известно, учёт продолжался и после окончания войны, в том числе в 1947 году.

Исполняющий обязанности Волоконовского райвоенкома в своём донесении в управление по учёту погибших и пропавших без вести рядового и сержантского состава отмечал, что семьи военнослужащих, представленные в Именном списке, «потеряли с ними связь в период войны». У «абсолютного большинства» они не сохранились.

«Ввиду указанных обстоятельств райвоенкомату нет возможности установить адреса места службы отдельных военнослужащих, с коими семьи потеряли связь», – писал в донесении военком.

Тем не менее, из Именного списка следует, что такой опрос, вероятно, был проведён во время обращения его сестры в райвоенкомат. Ведь неслучайно ближайшим родственником Ивана Прокофьевича была записана его родная сестра, Мария Белюченко. 

Кроме того, по семейному преданию, мамин брат, Иван Прокофьевич, накануне Великой Отечественной войны работал на Сталинградском тракторном заводе (ныне – Волгоградский тракторный завод). Однако отсутствуют какие‑либо дополнительные сведения об этом периоде. Возможно, он был призван в РККА одним из Сталинградских РВК в 1941 году в 17-летнем возрасте. В настоящее время это является одним из белых пятен нашего семейного предания.

читатель «Красного Октября» Анатолий Шестаков

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×