Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Акция «Активный покупатель»
18:00, 06 января 2020

Храм Спаса Нерукотворного открыл двери для волокончан осенью прошлого года

Храм Спаса Нерукотворного открыл двери для волокончан осенью прошлого годаФото: volokonadm.ru
  • Интервью

В Рождественский сочельник мы публикуем интервью с настоятелем прихода Даниилом Якововым.

Уже несколько месяцев двери храма Спаса Нерукотворного открыты для прихожан. Приходской священнослужитель Даниил Яковов в свои 28 лет побывал в двух миссионерских командировках – Тикси (на южном побережье арктического моря Лаптевых) и в Салехарде. О том, что значит проповедовать в северных уголках России, чем особенна служба в Заполярье и какие уроки принесли миссионерские поездки на край света, – отец Даниил рассказал нашему корреспонденту.

Храм Спаса Нерукотворного открыл двери для волокончан осенью прошлого года - Изображение Фото: Анна Шевченко

Батюшка, Вы выросли в верующей семье. Родители своим примером укрепляли Вас на пути к вере?

— Моё детство прошло в Харьковской области, в городе Лозовая. Долгое время самыми близкими верующими людьми в моём окружении были родители, которым я благодарен за воспитание в православной вере. Вместе мы ходили на богослужения в Покровскую церковь посёлка Панютино. Настоятель храма протоиерей Алексей стал священнослужителем по зову Пресвятой Богородицы. Работая на тракторе в поле, он увидел Матерь Божию, указавшую на его истинное предназначение. Общение с этим человеком во многом определило моё дальнейшее знакомство с православием. Живую веру и постоянную молитву я впитывал, совершая вместе с мамой паломнические поездки по святым местам России и Украины. Позже родители сами стали сопровождать паломников в Святогорскую Лавру. А когда мне исполнилось 12 лет, мама ушла в декретный отпуск по уходу за младшей сестрой. Чтобы наши путешествия не прекратились, я предложил самостоятельно сопровождать паломнические группы. И когда встал выбор будущей профессии, я решил получить духовное образование.

Почему выбрали именно Белгородскую духовную семинарию?

— Со мной произошли две судьбоносные встречи: в Свято-Успенской Почаевской Лавре и в Курской Коренной обители. Игумен Вениамин (в настоящее время – епископ Железногорский и Льговский) благословил меня и рекомендовал Белгородский край. Беседуя с ним, я почувствовал: «Нужно ехать туда, там я буду на своём месте».

Церковь с первых дней её существования была призвана к миссионерскому служению. На втором курсе обучения вместе с игуменом Агафангером (Белых) и иереем Владиславом Кричевским Вы совершили миссионерскую поездку в Якутию. Побывав на краю света, что изменилось в Вашем мировоззрении?

— Миссионерские поездки не только открыли мир православной веры коренному населению Севера, но и сформировали сферу моих научных интересов. Побывав в арктической пустыне, я научился чётко разграничивать два таких понятия, как «православная культура» и «православная вера». О своих поездках я создал целую хронику, состоящую из публикаций в «Живом журнале», в которых детально описал каждый день пребывания на краю света. Обобщая впечатления о христианской Якутии, скажу так: это совершенно другой мир, другие люди, мышление, менталитет. Там нет суеты, все размеренно и понятно. Очень рады были нашему приезду детишки-якуты, здороваясь, малыши иногда называли батюшек «Богами…». В Таймылыре практически каждый день кто‑нибудь заходил в гости. Ребятам всё было очень любопытно, и вопросы от них поступали разного характера: например, зачем нужен помяник, молятся ли православные за японцев?

В наслег Борогонский мы отправились вместе с колонной КамАЗов, которые перевозят между Тикси и Якутском, рыбу и товары первой необходимости. Водители везли нас совершенно бесплатно, но перед выездом в качестве благодарности мы предложили освятить грузовики. Согласились все, кроме одного, он оказался баптистом. И надо ж такому было случиться: именно его машина в первую же ночь заглохла. А мы вместе с другими водителями потом до утра перебрасывали из этого грузовика семь тонн рыбы.

Были, например, и такие ситуации у коллег-миссионеров на Дальнем Востоке: оставив местным жителям икону святителя Николая, вернувшись через год, священники увидели следующее: перед охотой мужчины продолжают мазать икону жиром, точно так же, как совсем недавно мазали своих идолов. Вспоминать и рассказывать можно ещё много.

Свою вторую миссионерскую поездку я совершил уже в священном сане. Вместе с матушкой мы получили опыт создания приходских общин в Салехардской епархии. Мы там были первыми миссионерами. Наш митрополит Иоанн, отправляя меня на новообразованный приход, дал наставление, которое я постоянно вспоминаю: «Какие традиции заложишь, такие там и будут, всё на твоей ответственности». На протяжении четырёх месяцев мы с усердием обучали уставу богослужения и чтению Священного Писания людей в Новом Порту, Мысе Каменном, Сюнай-Сале, Яр-Сале, Салемале, Панаевске и Сеяхе. В отдельные уголки Ямала приходилось добираться на вертолёте. И, наверное, самое приятное, что может быть для миссионера, – это в родных краях узнать новость о том, что организованные общины продолжают существовать даже в отсутствие священника.

Получив высшее духовное образование, Вы не только являетесь духовным наставником верующих, но и занимаетесь преподавательской и научно-богословской деятельностью.

— В настоящее время я являюсь священнослужителем храма Спаса Нерукотворного, преподаю концепции современного естествознания в Белгородской Православной Духовной семинарии и обучаюсь в Московской аспирантуре и докторантуре им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Живя в мире интернет-коммуникаций, Вы являетесь активным пользователем социальных сетей.

— Я не поглощаю, а генерирую контент. Со многими крещёнными в Якутии я удалённо продолжаю вести разговоры о вере в одной из соцсетей. Современные возможности помогают проповедовать слово Божие на просторах интернета. Я уже говорил, что в социальной сети веду дневник церковнослужения и священнослужения. С прихожанами храма Спаса Нерукотворного мы создали группу в «Viber». А в другой группе объединилось более 150 паломников, которые читают молитвы по соглашению, превратившиеся в чтения «Неусыпаемой Псалтири». Любой желающий может присоединиться к чтению кафизм в удобное для него время и по очереди вместе с нами читать псалмы круглые сутки. Но, несмотря на то, что новые технологии всё чаще вторгаются в религиозную жизнь, личный контакт по‑прежнему необходим.

Господь говорил, нет больше той любви, как если кто положит жизнь свою за друзей своих. Храмовый комплекс, возведённый в Заломном в память о ликвидаторах техногенной катастрофы на Чернобыльской АЭС, – это памятник жертвенной любви наших соотечественников.

— Волокончане, как и жители других населённых пунктов нашей страны, в 1986 году ценой своих жизней отвели страшную беду, угрожавшую нам всем – чернобыльскую катастрофу. Через Чернобыль прошло около миллиона человек из разных уголков нашей родины: это были врачи, пожарные, строители, учёные. Инициатор строительства храма, член Общественной палаты России Ирина Сорокина вместе с мужем Валерием, уроженцем Волоконовки, в числе первых отправились ликвидировать последствия аварии на Чернобыльской АЭС. Храм Спаса Нерукотворного возведён в память о спасателях человечества, работа которых порой выходила за пределы их возможностей.

28 ноября состоялся митинг, посвящённый 33-летию годовщины со дня сдачи защитного объекта «Укрытие» на Чернобыльской АЭС. В храме Спаса Нерукотворного особо почитаемой является икона «Чернобыльский Спас». Расскажите о святыне, посвящённой ликвидаторам и пострадавшим в техногенных катастрофах.

— Сюжет иконы вмещает память о погибших ликвидаторах и молитвенную просьбу о здравии живых, пострадавших от последствий техногенной катастрофы. В верхней части изображены образы Спасителя, Пресвятой Богородицы и Архангела Михаила. Нижняя часть иконы – чернобыльская сосна, напоминающая крест. Это символ трагедии, произошедшей на станции. В годы Великой Отечественной войны на этой сосне фашисты вешали воинов-освободителей. В ходе ликвидации последствий был захоронен весь лес, окружавший город Припять, а чернобыльскую сосну оставили вместе с окружающими её воинскими обелисками. В левой части иконы символически изображены души усопших «чернобыльцев», в правой – представители профессий, принимавших участие в ликвидации катастрофы: пожарный в респираторе, работник атомной станции, медсестра, лётчик.

В образ включены изображения очертаний саркофага, выжженной земли и апокалиптической звезды Полынь, которая стала символом трагедии. Слово «Чернобыль» означает один из видов растений рода «полынь».

Спасибо, за беседу. Пусть православная вера и светлая надежда наполняют сердца прихожан. Помощи Божьей в трудах и взаимопонимания с людьми, которые в Вас нуждаются.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×