Красный Октябрь31

Волокончанка Екатерина Заварыкина поделилась историей о боевом пути своего отца

16 января 2021, 10:00Письмо в редакциюФото: Семейный архив Екатерины Заварыкина Александр Бурлаченко

Он был участником вооружённого конфликта с Японией, добровольцем ушёл на фронт и оставался верен присяге 50 лет.

Великая Отечественная война закончилась 75 лет назад. Несмотря на все тяготы и лишения того времени, наш народ восстановил разрушенные города и сёла. Высокую цену он заплатил за мирное существование – матери потеряли сыновей, жёны – мужей, дети – отцов, а юные парни так и не испытали отцовских чувств.

Уходят из жизни ветераны – живые свидетели той страшной трагедии. Но их подвиг мы должны помнить и передавать из поколения в поколение. Это нужно не мёртвым, это нужно живым. Они сражались отважно, не думая ни о наградах, ни о славе, защищая свой дом, свою землю. Плечом к плечу стояли насмерть казах, грузин, белорус, украинец, русский, объединённые одной целью – освободить мир от коричневой чумы.

Война близилась к концу. Основные части Советской армии добивали врага в его логове. А тут ещё одна страшная весть – Япония напала на Китай. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение помочь братской стране. И уже в конце войны, набирая в ряды Красной Армии новое пополнение, отправляла их в Китай под грифом «секретно». В этот эшелон попал и мой отец – Александр Александрович Бурлаченко, житель села Богдановка (ныне Новооскольского района). А вот дедушка, Александр Денисович Бурлаченко, погиб на войне, оставив мою бабушку с четырьмя детьми.

Папа был старшим, ему было 14 лет, когда немцы захватили село, молодёжь его возраста стали угонять на работу в Германию, расстреливали семьи коммунистов и командиров, а у жителей отнимали скот и птицу, оставляя без крова и пропитания. Днём папа скрывался в лесу, а ночью приходил за продуктами, тем и спасся.

17 июля 1944 года ему исполнилось 17 лет, но выглядел он старше. Придя в военкомат, сказал, что документы сгорели, но он достиг призывного возраста и готов защищать Родину от врага. Ему поверили. Так мой папа стал добровольцем и был отправлен в Китай. Отправляясь воевать, он давал клятву о неразглашении и сдержал её. 50 лет молчал. В День Победы, при встрече с ветеранами папа молча слушал их, а сам ничего не говорил. Только в 2000 году я смогла уговорить его хоть немного поведать нам, своим близким, о том, как ему пришлось воевать. То, что я услышала, повергло меня в шок. Рассказал горькую правду о том, как было на самом деле, а ещё привёл неопровержимые факты, что пришлось вытерпеть нашим солдатам.

А дело обстояло так. Отправив эшелон молодых, необстрелянных, неопытных солдат освобождать Китай, командование в Москве забыло о них. Забыло о том, что они сражаются с жестоким врагом – японскими самураями, которые сами не сдавались в плен, но и в плен не брали, а отрезали головы нашим солдатам и вешали их на колья.

Когда закончились боеприпасы и продукты, среди военных началась большая паника. Стали думать, как выжить. Всё, что находили съедобное, делили на всех. Боеприпасы берегли, стреляли по периметру, тем самым давая понять врагу, что они у них ещё есть.

Александр Бурлаченко
Фото: Семейный архив Екатерины Заварыкина

Так получилось, что японцы разделили наших солдат на две части, и вторая оказалась в окружении. Кольцо сужалось, люди гибли. Здесь оказался молоденький лейтенант, который только что окончил учебку и которому было всего 20 лет. Он принял на себя командование и разработал операцию по спасению людей. Для этого нужно было найти хоть маленькую брешь в окружении. В разведку послали первую группу солдат, но они не вернулись. Что стало с ними – неизвестно. Пошла вторая группа бойцов, но они вернулись в неполном составе, не выполнив поставленную перед ними задачу. Доложили – прохода нет, везде японцы. Объяснили это тем, что потеряли ориентир, не зная, в какой стороне находится штаб. В итоге выяснилось, что после того, как убили одного из них, двое попросту испугались за свою жизнь и вернулись назад. По закону военного времени их расстреляли. Во что бы то ни стало, нужно было выйти из окружения. И тогда отец сказал, что пойдёт один. Выхода не было, и лейтенант отдал ему приказ идти в разведку. Папа вернулся и вывел остальных бойцов в штаб.

Паника не проходила, нервы у людей не выдерживали, некоторые шли на самоубийство. Увидев на земле боевое знамя, отец, оторвав от флагштока красное полотнище, обернул его вокруг себя и спрятал под гимнастерку. Наконец на помощь к ним прибыл боевой десант с боеприпасами и продовольствием. Город Харбин освободили. В этом бою папу контузило. И когда его привезли в госпиталь, обнаружили знамя. За освобождение города и спасение знамени отца наградили медалью. Вот это фото, ему здесь всего лишь 18 лет.

Он оставался верен присяге 50 лет. Добровольцем ушёл на войну, вернулся инвалидом. Вырастил пятерых детей, любил и ценил жизнь. Я горжусь своим отцом. Он был ласковый, добрый, любящим детей, внуков, правнуков. Жил в Волчьей Александровке, в хуторе Зелёный Клин, работал на МТФ. Умер 27 сентября 2004 года, похоронен в Покровке. Контузия и ранения давали о себе знать, но он стремился жить. Несмотря на сложную жизнь, был заботливым отцом, дедом, прадедом.

Он навсегда останется в памяти детей и внуков, потому что в трудные минуты жизни всегда был рядом с нами. Его умные и мудрые советы помогали нам преодолевать все трудности жизни. Светлая память о нём навсегда останется в наших сердцах.

Жительница Волоконовского района Екатерина Заварыкина